Среда
12.08.2020
11:13
 
Тайны Самары
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории новостей
Статьи о тайнах Самары [26]
Неизведанное, но манящее... [17]
Главная » Статьи » Неизведанное, но манящее...

Там, где протекает чердак

Любые совпадения с реальными лицами – "неслучайны".
События "реальны".

Я брёл по Москве и переваривал впечатления от недавней встречи с диггерами. Редкие утренние прохожие оборачивались мне вслед. Был ли причиной тому перемазанный глиной и отходами цивилизации комбинезон, каска с горящим фонарем, или то, что я разговаривал сам с собой – неизвестно. Но они оборачивались.

А я шёл и размышлял. Вслух. Кто такие диггеры? Есть такая старая компьютерная игра, где маленькая букашка путешествует по подземным лабиринтам и собирает всякие мешки с золотом, алмазы и прочую ерунду. Также диггерами себя называют люди. Они тоже вроде этой букашки лазают под землей. Нет, это не спелеологи. Спелеологи – это когда в пещерах, там, где никто не живет. А диггеры шарят в городах. Их стихия всякие подвалы, подземелья, тоннели.

Они мне понравились почти сразу. Тем более я уже читал о них в газетах, смотрел по телевизору. Тоже захотелось побродить по темным местам, что-то манило. Может потому что сам себя считаю туристом. Может потому, что меня ни разу не кусала крыса-мутант. И туризм после того, как я упал с Эвереста вместе с Каяком (этот француз помер у меня на руках), неудачно поохотился на львов (они съели мою винтовку), не попал на Северный Полюс (я его прошел слева и упал от истощения только в Канаде) – туризм меня уже не привлекал. И я решил залезть под землю.

И вот судьба свела меня с этим племенем. Свела она нас в поезде, когда я ехал в Москву по делам. Как всегда разговорились с соседом по купе – парнем примерно одного со мной возраста, но гораздо более могучей комплекции с хвостом а-ля Стивен Сигал. А еще у него был самурайский меч, которым он мастерски открывал банки с тушёнкой. Бутылки с водкой он открывал просто – взглядом.

Он, когда узнал, что я из Самары, сразу же спросил про бункер Сталина, который у нас недавно открыли. Я поинтересовался, откуда он узнал про бункер. Вадим (так он представился, а фамилию я позабыл, Михайлов, кажется) многозначительно опустил глаза вниз. "Надо уметь слушать шепот Земли", – ответил он. Отсюда и стало известно, что он оказывается диггер и со стажем.

Тут я и напросился на какое-нибудь небольшое приключение, не смог сдержаться. В качестве взятки предложил приехать ему в Самару и слазить в бункер. На это Вадим ответил загадочно: "Хорошо, нам нужна свежая кровь" и оставил свой адрес.

На следующий вечер, закончив дела, я отправился к нему. На что шёл, сам не знал. Быстро нашел старый двухэтажный дом в глубине двора на Арбате. У Вадима уже собралась компания таких же, как он сам. Ё-моё, думаю, нахлобучат и шнурков не оставят. Может это и не диггеры никакие, а банальные бандиты. Но как только начался разговор, я сразу понял, что боятся нечего – та же туристская среда с её шуточками и приколами. Тут же был разлит в старые консервные банки спирт и разбавлен какой-то вонючей зеленоватой жидкостью.

– Что это? – недоверчиво покосился я на банку.

– О, это священный диггерский напиток – тырдык, – пояснил Вадим. – Кто его пьёт, тот в темноте видит, и ему все тайны Земли открываются. Без него не станешь диггером. А готовят его в полнолуние из грибов, что растут на отметке -780 метров под землей. Мы их называем глубинные грибы. Особую силу они дают! Диггерскую!

Ну что делать, надо, так надо. Я хлебнул… М-да! Это незабываемо. Пил я в свое время спирт, по широте разведенный недалеко от Северного Полюса… Там хоть грибы эти не росли, а тут… Этак и до собак зеленых можно допиться, решил я. И тихонько вылил тырдык на пол. Пол слегка задымился.

Вскоре поступило предложение залезть ненадолго куда-нибудь. Идею выдвинул Славка, прозванный Глюком за особое пристрастие к глубинным грибам. Он оказался двоюродным вадимовым братом. И естественно горел желанием сломать себе башку в каком-нибудь коллекторе.

Вышли мы из дома примерно часов в девять вечера. Во дворе стояли старые сараи. Вадим открыл один, и мы зашли внутрь. Он включил свет. Чего тут только не было. Верёвки, ломы, рюкзаки. Особенно впечатляла гора пустых водочных бутылок.

– Вот, сказал Вадим. – Это наш склад. И база заодно. Подбирай себе экипировку. – Он кинул мне рюкзак.

Остальные тоже облачались кто во что. Глюк натягивал нечто похожее на ОЗК. Порывшись я выбрал прорезиненные рыбацкие штаны и брезентовую куртку. Супердрист, тоже из "стариков" отнял у меня штаны.

– Ну-ка, дай сюды. Это для крутых диггеров. А ты еще пока зеленый. На вот тебе. И сунул мне рваные джинсы без одной штанины, галоши и каску с шахтерским фонарем.

– Остальное надо заслужить, – объяснил он. Я стал похож на проходчика, не хватало отбойного молотка.

– Ну что, все готовы? – спросил Супердрист (кличка у него была какая-то странная – Супердрист. Потом я, правда, убедился почему). – Кстати, вы сами чтоб никуда одни. Ни в люк какой, ни в дыру! Ничего не трогать, не кричать, даже если куда провалитесь. Молчите! Надо будет, сами найдем. Это относилось к нам с Глюком. Вот ещё, не очень-то и хочется самому куда-либо лазить. И от тырдыка ихнего чего-то тошнить начало.

Но наконец-то Вадим открыл железную дверь в углу сарая. Мы оказались в какой-то комнате со множеством заложенных дверных проемов. "Вот оно, начинается." – подумал я. "Катакомбы". Мужики между тем разгребали мусор у дальней стены. Там в полу показался люк, запертый на два замка. "Ага, думаю, тайны начинаются. Таинственный запертый люк и все такое прочее". Но меня ждало разочарование. Замки оказались довольно новыми и Вадим открыл их ключами. Из люка пахнуло спиртом. Снова появились консервные банки. О, нет! Опять тырдык. И где они эти грибы только берут?

– Ну, за "подмосковье"! – улыбнулся Вадим. Все дружно опрокинули банки, шумно вздохнули. Впрочем не все. Супердрист протяжно пукнул. Сразу стал понятен смысл клички.

Вскоре Вадим отодвинул железную бочку в углу сарая. Под ней открылся еще один люк. Замок у него был кодовый. Вадим встал на колени, поколдовал над замком и открыл люк. Пахнуло сыростью.

Потом он достал свой самурайский меч. Вытер его об свою макушку, потому что им вечером резали колбасу. Затем он взмахнул мечом и протяжно затянул что-то:

– Оу, ёу-у-у-у-ё! Ау-хау-хау-хау-ха! Улундык, елрдык! О, тырдык, зашлунда кергуду. Бамбарбия!

– Чего это он? – спросил я у Глюка.

– А как же! Под землю лезем. Надо обряд провести. Настоящие диггеры так всегда делают. Чтобы удача была.

Вскоре махания мечом закончились и мы начали спуск. Первым спустился Вадим, так как, похоже, он был тут главарь банды. Одет он был в какой-то прорезиненный комбинезон. Приглядевшись можно было увидеть, что это костюм Бэтмена. Как потом выяснилось, Вадим был настоящим спелеологом, родился в "Киселях", дома уже в пять лет забутовал все оконные проёмы и выкопал подземный ход к соседям в погреб. Диггерствовал уже десять лет и прекрасно знал подземную Москву.

Пока мы сидели у Вадима дома я успел наслушаться всякого. Большинство из этого нацелено на таких как мы с Глюком. Во всякой туристской среде найдутся легенды для чайников: это и сказки про "черного альпиниста" и про "белого спелеолога". И цель сегодняшних рассказов была одна – напугать нас. Тут и бичи, и трупы. Конечно не обошлось без мистики. Рассказывали про всякую нечисть, якобы так и кишащую под Москвой. Про крыс, величиной с собак (про это я уже читал в газете), про разных мутантов.

Настала моя очередь лезть вниз. Я нырнул в темное отверстие. Галоши норовили слететь. За мной пыхтел Глюк.

На душе у меня было и радостно и тревожно. Театральные чувства переполняли меня. И весело и страшно. Такой веселый, бесшабашный страх. Это, наверное, чисто русская черта – шапкой об землю – а! А может начал действовать спирто-грибной раствор. А, будь что будет.

Я повел фонарем, огляделся. Сводчатый кирпичный свод, сыро. Какой-то старинный подвал. Впереди чернел проём. Внутри него шумела вода.

– Там чего? – спросил я Некроманта, немолодого уже мужика, патологоанатома, тоже члена нашей команды.

– Неглинка течет, хе-хе. Слыхал про такую речку? – ответил он. – Про неё ещё Гиляровский писал. А сами мы находимся в подвале дома Вадима. Это он Лужкова попросил, чтобы ему тут квартиру дали, прямо около входа в подземелья. Этот вот подвал остался от складов купца Семёнова.

– А зачем им была нужна галерея к реке? – спросил я.

– Кому им?

– Ну купцу этому, Семёнову.

– Удобно было выбрасывать всякий мусор из подвалов. Тут, в Москве, кстати, многие подвалы, что идут вдоль Неглинки, имеют такие галереи. Особенно они были популярны в трактирах. Сам понимаешь, различные нежелательные инциденты, драки... Нередко и убивством дело заканчивалось. И удобно очень – бульк в речку и ищи, свищи. А если тело ещё предварительно расчленить. Да в кислоту серную части опустить… Только вот волосы плохо растворяются. Мда… Их дольше всего держать приходится. Или те, кто рыбы много ест, тоже трудные. У них кости крепкие. Мда.

– Ну ты, Некромант, совсем парней запугал! – к нам подошел Вадим. Трупы, драки! А, тела давно минувших лет. Вы не слушайте его ребята, он вас плохому научит. – махнул Вадим в сторону Некроманта.

– Ну а ты конечно только хорошему! – ответил тот. Привидения, нечисть разная – это нормально!

Было понятно, что тут у каждого свой диагноз. Вскоре спустился последний – Супердрист и мы двинулись по галерее к Неглинной. Я догадывался, что это не Волга, но чтоб до такой степени... По каменному ложу лениво полз какой – то поток помоев. Я в очередной раз усомнился в романтичности подобных вылазок. Еще не хватало подцепить чего нибудь. Смотрю на остальных. Вадим, что привел меня, Некромант, Супердрист, мы со Славкой – чайники. Все разные, я даже не знаю, чем кроме Вадима и Некроманта занимаются остальные. Но все заражены одним – этим непонятным чувством, которое есть в каждом. Это чувство сталкера, его только надо разбудить. Некоторые так и умирают, не узнав, кто в них жил.

Из размышлений меня вывел Вадим. Он оглянувшись, коротко бросил – "погружение"! Куда это он собрался погружаться? Не в Неглинку ли?

Тем временем он и остальные подошли к урезу потока и, сев на корточки, погрузили руки в зловонную жижу. Вадим снова забормотал что-то. Все монотонно повторяли одно какое-то слово. Тут Супердрист обернулся.

– А тебе чего, особое приглашение требуется? А ну живо в речку!

– А может я как ни будь так, без неё, – промямлил я. Но Вадим многозначительно взялся за рукоятку своего меча. Я понял, что лучше измазаться в дерьме, но остаться в живых. И погрузил руки.

Вскоре все поднялись и, взмахнув кулаками вверх на манер кубинских партизан выкрикнули "ДигСпас forever"! "Смерть МГУшникам"!

Я спросил Глюка:

– А кто эти МГУшники?

– Да ты что, не знаешь? – спросил он. – Это главные враги всех диггеров! Они считают подземелья своими! А всем известно, что подземелья наши и ничьи больше. Да и диггеры в Москве только лишь мы одни. Остальных нет.

– Как нет? – спросил я. А в Интернете как будто много, кажется.

– А, это всё самозванцы! Ну ты сам посуди, какие могут быть еще диггеры, когда мы-то уже есть. ДигСпас, официальная организация. И, что важно Юрий Михайлович нас любит. Эй, Вадим, объясни челу, что только мы имеем право называться диггерами.

– Конечно! – вступил в разговор Вадим. Да и слово-то, если честно, это – "диггер" – мы придумали.

– Ладно, Вадим, не скромничай! – отозвался Глюк. – Это же ты его придумал.

– Ну, в общем да, я. И, кстати, уже заявил на него авторские права. Скоро будут готовы соответствующие бумаги. Есть влиятельные люди.

– Ну а про МГУшников, – напомнил я.

– Ах да, МГУшники. Про них и говорить не хочется. Гадкие они люди. Представь себе, мы – организация, занимаемся опасным делом, мир, можно сказать спасаем каждый день. А тут какие-то сволочи заявляют, что в подземелья может ходить каждый, и сами, представляешь, ходят. И других ещё приглашают. Клубом себя объявили. Это ж додуматься надо – клуб! Курам на смех! Уже есть мы, а тут клуб. Умора! Ну ничего, недолго верёвочке виться. Скоро Лужков, да вечно греют лучи Солнца его лысину, обещал издать Указ, по которому доступ в подземелья, кроме соответствующих структур смогут иметь лишь мы – ДигСпас. Вот тогда поглядим на все эти клубы! Ладно, пора идти дальше.

Мы повернули направо. Вдали зашумело сильней. Супердрист – он шел первым – остановился.

– Дальше сливной коллектор, ограждение сломано. Осторожнее, не подходите близко, а то кругом слизь, поскользнётесь и привет, а там метров двадцать.

– К тому же там уже не одна Неглинка, а почитай вся таблица Менделеева. – добавил Вадим. – До дна не долетишь, одни тапки останутся. А если один, то вообще подальше от таких мест держаться надо. Могут и спихнуть.

– Это кто же спихнет – то? – спросил явно осмелевший Глюк.

– Кто? – переспросил Вадим. – А хоть бы и бомж какой. Они здесь попадаются частенько. Или мохнатый. Этот толкнет да и сам сверху прыгнет за тобой. Он ведь, сволочь, человеков ест. Точнее их внутренности. А могут и МГУшники. Они же подлые и всегда из-за угла нападают.

– И часто они нападают? – поинтересовался я.

– МГУшники-то? Да еще ни разу не было. Но обязательно нападут, если будет такая возможность. Но нас они боятся. Мы же – сила!

Глюк оглянулся на нас. Понимающе закивал.

– Ага, трепись давай! – сказал он. Мохнатый, липкий. Сказки для чайников. Ты ещё про мозговика нам тут повтирай!

– Это ещё кто? – спросил я.

– А это маленький такой, вроде кота. Только без шерсти и хвост как у крысы. Мозгами питается. Подкарауливает у скользких мест. – спокойно пояснил Некромант. Но они нас слушаются. Нас вообще все слушаются.

– Байка очередная! – махнул рукой Глюк. Они мне и фотку показывали. Кота обрили, а потом мозговик!

Супердрист хлопнул Глюка по плечу.

– Да чего ты расшумелся-то? Ну не веришь и ладно. Убеждать не будем. Сам увидишь как-нибудь. А не увидишь, покажем. Глюк в ответ только нервно хихикнул. Я нахлобучил поглубже каску и повел фонарем по мокрому потолку.

– Не боись. – успокоил меня Супердрист. – Его тут нет. И вообще как – то мы застоялись, дальше идти пора.

Он свернул около спуска в коллектор налево в какую – то дыру. Мы за ним. Там оказалась примерно такая же галерея, только поменьше. Она закруглялась вправо. Похоже, галерея огибала коллектор. Вскоре она закончилась круглой площадкой, в центре которой зияло круглое отверстие с винтовой лестницей. Из пола торчали какие – то задвижки, слева в стене была маленькая дверь. Железная и ржавая. На полу стояло несколько ящиков. Ящики были почти новые. На каждом было намалевано "ДигСпас" и инвентарный номер. Ребята уселись перекурить.

Я подошел к Некроманту:

– Объясняй, куда мы попали. Мы уж тебя как экскурсовода терзать будем.

– Весьма охотно! – обрадовался тот. – Это что- то вроде щитовой камеры. Задвижки регулировали подачу воды из галерей в коллектор. Таких камер тут две. Вторая на противоположной стороне коллектора. Вот из этой железной двери выход. Там своя система коридоров. Только они до сих пор связаны с подвалом "Водоканала" и туда не попасть. Так мы пробили ту дыру, через которую попали сюда из большой галереи.

– А в тех коридорах, что под "Водоканалом" бывали? – спросил Глюк.

– Бывали, только там ничего нет интересного. Один раз пьяных слесарей напугали. Они там квасили. А тут мы вылезаем из люка. Так у них в момент весь хмель вышибло. Как ломанутся оттуда…

Ребята покурили и мы отправились дальше. Спустившись по винтовой лестнице мы оказались на самом дне коллектора, точнее на маленькой площадке. Из многочисленных отверстий низвергались потоки воды разной степени загаженности. Вадим показал пальцем вверх на большую полукруглую дыру.

– А это наша Неглинка. Оттуда мы и пришли.

У меня под ногами что-то шевельнулось. Я похолодел, но всё же посветил фонарем вниз. Крыса. Вот они, первые радости. Сразу пришли на ум газетные статьи про метровых чудовищ, с удовольствием пожиравших случайно попадавших в колодцы алкашей и романтиков типа меня. Это был, видно, маленький сынок тех монстров, так как в длину тварь была примерно сантиметров двадцать. Убежать он не успел. Раздался свист меча Вадима, и крыса распалась на две половинки. Вадим взял заднюю часть за хвост. И, черпая пальцем свежую кровь, нарисовал у себя на лице какие-то знаки. Потом протянул половинку крысы Некроманту. Тот тоже с видимым удовольствием повторил действо. Я водил глазами то на одного, то на другого.

Некромант вновь начал пояснять.

– А это надо от всяких непредвиденных обстоятельств – злых духов, привидений и т.д. Всем надо так делать.

– И мне? – спросил я.

– Желательно, – сказал Некромант и протянул мне хвост. Я заколебался. Но Вадим снова рассеял мои сомнения.

– Ты что, не хочешь стать диггером?

– Хочу, хочу, – поспешил я его успокоить, вспомнив, что у меня в кармане был красный маркер. И вот я надежно защищен от духов. А маркер, или кровь – какая разница.

– Итак, отсюда уходит множество путей в различные интересные места, – продолжил экскурсию Некромант.

– Этот, – он показал рукой на очередную галерею со зловонным ручейком на дне, – ведёт в старые очистные сооружения. Там ничего интересного нет, поскольку их взорвали после войны. Это вход в канал, что ведёт в подземелья Китай-Города. Там довольно интересно, но налегке делать нечего. А вот эта дыра ведёт в метро. Там свои прелести.

– Ага, – поддакнул Вадим. – Самый кайф в том чтобы вылезти на какой-нибудь станции в час пик. Лучше из люка посередине толпы. Все девушки твои. Они падают первыми. Если повезет то прямо в люк. Могут и ноги переломать. Тогда их можно спасти и потом познакомиться.

– Все, лезем в метро! – закричал Глюк.

– Я вот матери-то скажу... – пригрозил Вадим. – Ловелас несчастный.

– А правда, полезли в метро? – сказал молчавший до этого Супердрист. Там сейчас друзья мои должны дежурить.

– Кстати эту клёвую дыру, наверное, скоро замуруют. Опасное место. Легко в метро проникнуть. Возможны попытки терактов. – ответил Вадим.

– А мы размуруем! – Супердрист крепче сжал лом, который он захватил еще в сарае.

– Ну что ты! Мы надежно замуруем. Я же в качестве консультанта буду присутствовать.

– Не понял? – ответил Некромант. – Ты-то тут каким боком будешь?

– Меня Лужков на это дело поставил. За это пообещал второй мотоцикл подарить.

– А на фига тебе два? – спросил Некромант.

– Ну как, два лучше же, чем один. И потом, второй вон, Супердристу отдам. Или тебе.

– А дыра в метро как же?

– Да никак. Снова откроем. А заметят, на МГУшников свалим.

– Слушай, а классно! Ты, как всегда, гениален, Вадим! – восхитился Некромант.

– Да есть немного, – скромно ответил Вадим.

"Или они действительно настолько круты, или…" – подумал я. Своими соображениями я поделился со Славкой.

– Да ты что!, – ответил он. – У Вадима с "Кепкой" знаешь как? Почти любовь! Это после того, как Вадим сводил его под землю. Тот там аж чуть не обдристался. Но виду не подал. Крепкий мужик, наш мэр! А недавно, во умора-то, Супердрист бизнесмена приволок. Тот точно налил. Ну ещё бы, мы его в гнилостные галереи отвели и оставили там.

– И что он?

– А ничего. Денег пообещал.

Некромант между тем уже лез в какую-то очередную дырку. За ним полезли все мы. Далее шел низкий тоннель, по которому нам всем пришлось ползти на коленях. Тоннель шел с уклоном вниз.

Немного проползя, я уперся в Глюка. Впереди слышался какой-то шум. Потом вся процессия двинулась дальше, и вот мы по одному вывалились из квадратного отверстия на бетонный пол.

– Поясняю, – сказал Некромант. – Мы находимся в системе вентиляции метро. А попали мы туда по одному из бывших сливных каналов. Его превратили в воздуховод. Ведь тот коллектор, где мы были выходит на воздух. Система вентиляции в метро вообще напорная. Воздух там всегда под давлением. И выходит в коллектор.

Вскоре шум усилился. Мы подошли к двум вентиляторам, что из-за решетки гнали воздух по каналу. Справа виднелась металлическая дверь. Супердрист стукнул по ней ломом. Сначала три раза, потом два и потом еще семь. Вентиляторы перестали крутиться. За дверью послышалась возня. Кто-то спросил "кто там"? Супердрист ответил: "Диг-Спас forever"! За дверью ответили: "навсегда forever". Супердрист снова ответил: "Смерть МГУшникам"! За дверью отозвались "Вечная смерть"! И дверь отворилась. За ней показалась какая-то физиономия. Супердрист развел руки:

– Ба! Кого я вижу! Гы, гы! Ацид! Век свободы не видать!

– Опаньки! – воскликнула физиономия! – Супердрист! О, да ты не один! Заваливайте!

Мы вошли в некий тамбур. Из него вели две двери – прямо и налево. Ацид повел нас прямо. Там оказалось помещение с какими-то аппаратами. На диване сидел заросший густой бородой мужик. На столе стояла бутылка с чем-то мутным и в колпаке от автомобильного колеса дымились пельмени. Мужик поднял на нас глаза.

– Ацид, кого ещё привел? А, Дрист, не узнал. А это кто с тобой? Ик, ик!

– Ну ты чего, не узнаешь что ли нас? – повёл рукой Супердрист.

– Фу, вона кто, – пробормотал мужик. – Вадим, не узнал, звиняй дурака. А мы тут вот, обедаем. Присаживайтесь к нам. Грибов принесли?

– Да принесли, принесли. Здорово, что-ли. Вадим протянул грязную ладонь мужику. Они обнялись, троекратно поцеловались.

– А это кто ещё? Не МГУшника поймали? Мужик ткнул в меня нестриженым ногтем.

– Это, хе, хе, новая кровь! – ответил за меня Некромант. – А это вот Чичмак. Хороший мужик. Буянит только, когда грибов обкурится.

– Почему Чичмак? – тихонько спросил я.

– А чичмак по-узбекски – "курить". А он у нас дюже охоч до этого дела. Косяк из глубинных грибов забить. А потом на охоту за лжедиггерами отправиться. Ох и лют он бывает, когда поймает кого.

Но вот мы сели за стол. Обед продолжался. Чичмак все на меня поглядывал. О чем-то шептался с Вадимом. Тот кивал. Ох, попал я, чувствуется. Не объявили бы меня пособником МГУшников. Я их и в глаза-то не видел. Ацид, пыхтя козьей ногой из сушёных грибов, начал приставать к Вадиму.

– А чего ты вырядился так, будто из Диснейленда приехал.

Вадим хватался за меч, как грузин за кинжал. Сверкал глазами.

– Не твое дело, Ацид. Так надо.

– Ну как знаешь, – пожимал тот плечами. И снова:

– А все таки чего вырядился-то?

Вадим вдруг как стукнет по столу кулаком. Колпак с пельменями подскочил над столешницей. Пельмени разбежались кто куда. Один нырнул к Некроманту в стакан. Он недоуменно уставился внутрь. Выудил пельмень. Съел. Потом выпил содержимое и запустил стаканом в Вадима. Стакан попал ему в лоб и разлетелся вдребезги. И, разом закричав "бей предателя", Некромант сцепился с Вадимом. Тут же из-за стола выскочил Глюк.

– Три против одного, что победит Вадим! – заорал он. – Принимаю ставки. Три против одного!!!

– Ставлю на Вадима! Чичмак вынул мятую десятку.

– На Некроманта! Это кричал Супердрист.

Некромант уже лупил противника специальным диггерским ломом. Тот пытался выхватить меч. Но он запутался в складках бэтманского плаща. Вокруг свистели. И тут Вадим усилием воли согнул лом в дугу. Отбросил Некроманта. Вскочил на стол. "ДигСпас forever"!!! раздался боевой клич. Свистнул меч, рассекая плававший по каморке дым… Некромант увернулся, и на пол со звоном упала срезанная мечом лампочка. Стало темно.

– А-а-а! Диверсия! МГУшники! – заорал Глюк.

Все заметались, кто-то ударился о стол. Что-то упало. Вскоре слабо засветился фонарь.

– Ну чего вы наделали, придурки? – возмущался Ацид. – Зачем лампочку срезали?

– Ладно, чего уж теперь… – отозвался Чичмак. – Наливай лучше.

– А нечего наливать, – ответил Ацид. Все разлили.

Все начали принюхиваться. Действительно, по комнате разносился запах "тырдыка". Народ приуныл. Тут раздался голос Некроманта. Он сидел под столом и собирал остатки спирта с пола.

– А айда МГУшников искать. Ведь это они во всем виноваты оказались. Если бы не они, ничего не было бы.

– Ну, вообще-то МГУшники тут не при чем, – возразил Вадим.

– Как это не при чем? – ответил Некромант. – А кто при чем? Ты? Или я? Кроме них больше не кому. Наверняка какую-то пакость сотворили.

– Вообще-то ты верно говоришь, – согласился Вадим. – Наверняка их работа. А даже если и не сотворили, то могли запросто. Всем подъём, все на войну за чистоту диггерских рядов.

– Я с вами пойду! – заявил Чичмак.

– Куда, а дежурство? – возмутился Ацид. – Я тут один отдуваться должен? Нет уж, я тоже пойду!

И они начали переодеваться. Ацид напялил Л-1, раскрашенный в какие-то оранжево-синие тона. В довершение ко всему он надел американский противогаз с огромным плексигласовым иллюминатором. Потом открутил фильтр и накапал туда клея "Момент". Завернул на место, шумно вздохнул. Улыбнулся в иллюминаторе.

Чичмак тоже не отставал. Он достал из шкафа какое-то неопределенной формы одеяние. Одеяние слабо фосфоресцировало в темноте. На спине была надпись "Чичмак – дыдыкандыр". На голову он надел каску с рогами а-ля "викинги". Рога были резиновые.

Вскоре мы все двинулись из комнаты. Прошли во вторую дверь, что была в тамбуре. За ней был короткий коридор с поворотом налево. Но мы пошли прямо, к вделанному в бетонный пол люку.

Ацид, на этот раз первым шел он, сказал, обернувшись:

– Ща, в 721 ствол пойдем. Я там надысь этих гадов видел.

– МГУшников? – нервно спросил Глюк.

– Ну да. Шёл, проверял системы, и вдруг на тебе… идут сволочи, как по проспекту.

– И чего, загасил, конечно их ? – поинтересовался Некромант.

– Да не… их много больно было. Да и я один и без противогаза. А без него у меня силы мало.

– И мышиной кровью, небось, не мазался, – пошутил я. На что он серьезно ответил:

– Ну нет, конечно. Я ж не знал, что встречу их. А то бы подготовился как надо. А они, козлы, все в обвязках, с верёвками все. Карабинами звякают.

– Нет, ну они вообще страх потеряли совсем! – Глюк прямо задыхался от гнева. – Ведь только мы имеем право ходить в обвязках. Остальным запрещено! А они ещё и с веревками.

– И карабины! – поддакнул я. Меня это все начинало веселить.

– И карабины! За это вообще-то в гнилостных галереях оставляют! Карабины!

– Ну ладно тебе, – успокаивал родственника Вадим. – вот поймаем их – все карабины твои будут.

– Правда! – в темноте глаза Глюка как могли, засияли.

Тем временем Ацид открыл люк и мы по одному начали спуск. Вниз вела вертикальная ржавая лестница. Веяло сыростью и холодом. Я осторожно перебирал ногами, боясь поскользнуться на влажных прутьях. Ограждений никаких не было, и это вносило некоторые опасения. К тому же начали появляться мысли, не слинять ли пока еще совсем не заблудился. Не очень нравилась мне эта компания любителей грибов. Но интерес победил здравый смысл.

Вот и какая-то горизонтальная поверхность. Кажется пол. Я посветил фонарем. Бетонный тоннель со сводчатым потолком уходил вдаль. Выстроившись гуськом мы пошли дальше. И вдруг вспыхнул свет. Цепочка ламп вдоль тоннеля осветила нам путь. Это Ацид включил лампы. Тоннель-то, оказывается, обитаем!

Светлая часть тоннеля начиналась за мощным герметичным шлюзом. Шлюз состоял из двух массивных дверей. Такие же точно по конструкции я видел в одном бункере у себя дома. Тот бункер датировался сороковыми годами. Получается, что этот тоннель строили в то же время? Где же Некромант, он всё тут знает. А что же тоннель? Лампы в металлических решетках висели на крюках. Рядом проходили какие-то кабели. Удивило то, что лампы были современные. Хотя что тут удивительного. Если тоннель используется, то тут давно всё поменяли. И следят за ним.

Сбоку, вдоль стены, шла неглубокая канава. В ней слабо струился ручеек воды. Дренаж. Но воздух сырой. Есть здесь вентиляция или нет?

По пути нам попалось несколько ответвлений. Куда они шли, уже, наверное, не узнать. Два из них были наглухо закрыты гермодверями. А нас тоннель вёл прямо. Потом он повернул направо, и вскоре мы остановились перед очередной гермодверью. Тоннель перед ней расширялся так, что мы могли поместиться тут все. Дверь была совсем иная. Первое, что бросилось в глаза – она была новая. Углы у нее были скруглены, как у корабельных дверей. Посередине стоял штурвал для открывания. Рядом виднелся какой-то маленький лючок величиной с ладонь. Тут же была резиновая кнопка. Ацид нажал на кнопку. Через некоторое время лючок откинулся. За ним оказалось переговорное устройство – динамик и глазок объектива. "Камера?" – подумал я. Из динамика раздался голос: "Кто такие? Стоять до выяснения!" Сверху что-то лязгнуло. Я поднял голову. Ни фига себе! Над дверью открылась амбразура, а из нее торчал ствол пулемета. Направлен он был прямо в нас. Остальные тоже увидели, что вляпались конкретно. Но Ацид с Вадимом были спокойны. И Супердрист тоже. Ацид тем временем достал какую-то книжицу и сунул ее к глазку камеры.

– Старший контролер Пупкович! – представился он.

– Кто с тобой? – ответил динамик.

– Старший контролер Уховский и представители "ДигСпаса" с координатором.

– Пусть координатор предоставит удостоверение и список.

Вадим подошел к двери. Сунул в глазок свое удостоверение. Представился:

– Главный координатор Его Величества Мэра Москвы господина Лужкова четырежды гвардейской придворной организации "ДигСпас" Михайлов! Вот список со мной прибывших. Следуем по заданию лично Юрия Михалыча, да никогда не сгниет его кепка! Вадим достал список. Странно, но я там, кажется тоже был.

– Отойти на пять шагов назад! – рявкнул динамик.

Мы тихонько отошли. Раздалось легкое шипение и дверь мягко отошла. Открылся коридор, напоминающий опять же корабельный. Кафельный, в клетку пол. Выкрашенные светло-желтой краской стены. И никого. Вдали виднелась точно такая же дверь. Из коридора слегка дуло. "Напорная вентиляция", подумал я.

– Всем зайти внутрь. Отойти от двери на два шага! – раздался тот же голос. На этот раз гораздо громче и откуда-то сверху. Мы зашли. Дверь за нами с таким же шипением закрылась.

Я оглянулся. Закрывали дверь два мощных гидроцилиндра. Сам собой повернулся штурвал. Вверху двери я заметил табличку. Пододвинулся поближе, чтобы прочитать. На табличке было написано "Honeywell Industries. Made in England. 1998". Ба! Дверь-то импортная. Недавно поставили, значит. Вот так. Вот куда идут денежки налогоплательщиков. А куда же это мы попали? Уж, не в Метро-2 ли? И с чего это нас так легко пустили? Может, в один конец билеты продали? Много вопросов возникло у меня при виде этой таблички. Уж лучше бы я её не читал. Ну ладно. Там видно будет. А если чего, я им просто так не дамся.

Итак, мы оказались в очередном шлюзе. Сзади дверь, впереди тоже самое. Я протиснулся к Некроманту. А он уже что-то рассказывал Глюку. Конечно, Некромант всё знал. Я, стараясь казаться веселым, подошел.

– И вот дальше мы пойдем уже сами, – продолжал начатое без меня Некромант.

– Куда, куда пойдем-то? – спросил я.

– Да в ствол, Ацид про который говорил, в 721-й.

– А почему сами? И где мы, вообще, скажи?

– А-а-а, – протянул Некромант. – ты ещё не догадался, что ли?

– Кажется, догадался, – сказал я. – Это Метро-2, да? Только больно уж легко мы сюда попали. Кабы чего не того…

– Хе-хе, не боись! Мы же кто, забыл? Нам везде можно. Так что всё будет нормально! Ща придет проводник, проследит, чтобы всё было как надо.

– А как надо? – спросил я.

– Ну, это он знает как надо. Последит за нами, чтобы не совали нос, куда не следует.

– А ты ж говорил, что вам везде можно?

– Конечно везде. Только ты не совсем понял меня. Нам можно везде, где можно.

– Чего-то ты меня совсем запутал, Некромант! Ты сам-то понял, что сказал?

– Конечно! А чего тут не понять?

– Ну ладно, фиг с тобой, – сказал Глюк. Куда мы теперь?

– И что за тоннель, по которому мы шли? – вставил я.

– А тоннель этот соединительный. Ведь из комнаты Ацида с Чичмаком вход на станцию метро "Маяковская" есть. И тоннель соединяет её с Системой. Ну, раньше он какие-то иные функции выполнял, а теперь вот чем-то вроде запасного выхода служит.

– А Ацид с Чичмаком кем работают? Они что, не вентиляцией ведают? – спросил я.

– Вентиляцией, конечно. А так заодно за тоннелем смотрят. Чтобы посторонние не шастали.

Вскоре вторая дверь также мягко, как первая открылась, и в проеме показался какой-то военный.

– Пупков и Михайлов, подойдите, – сказал он. Вадим и Ацид подошли. Снова показали удостоверения. Военный пересчитал нас.

– Идите за мной. Инструкции помните? – обратился он к Ациду.

– Так точно! – ответил тот.

– Вперед!

Мы вошли в проём. Снова коридор. Он шёл перпендикулярно шлюзу. Напротив двери в стене была ниша. В ней стоял стол. Наверное, дежурный пост. Военный повел нас направо.

Коридор был широким. В нем могли разойтись спокойно человек пять. Такой же кафельный пол. Стены на высоту примерно один метр отделаны пластиковым панелями. На потолке люминесцентные лампы рассеивали мягкий свет. Слышался лёгкий шум, лицо чувствовало ток воздуха. Что характерно, не было видно никаких кабелей, труб под потолком. Впрочем, это скорее всего был фальшпотолок. Наше грязное облачение выглядело нелепо на фоне этой чистоты.

Коридор вскоре повернул налево. В стенах то тут, то там попадались закрытые двери. На них висели таблички с номерами. Из одной вышел какой-то человек. Увидел нас и проворно нырнул обратно. Военный, что вёл нас, остановился. "Минуту", пробормотал он и скрылся за той же дверью. Послышался удар, короткий крик. Военный вышел, потирая кулак. "Бывает", так же пробормотал он, и мы пошли дальше.

Вот из очередной двери снова кто-то вышел. Это был человек в темном костюме и галстуке. Лысина и очки в роговой оправе дополняли его важный вид. Он увидел нас.

– Почему? – вытянув к нам толстый палец, спросил он военного.

– Не положено. Задание! – ответил военный.

– Почему?! – повысив голос спросил человек в очках.

– Минуту, – обратился к нам военный. Потом подошёл к человеку в очках.

Вместе они вошли в дверь. Послышался удар, короткий крик. Военный вышел, потирая синяк под глазом. "Бывает", опять пробормотал он, и мы пошли дальше. За нами послышалось визгливое "Почему-у-у?!!!"

Мы подошли к лифтовой шахте. Открылись двери, и мы поехали вниз.

– Куда теперь? – я протиснулся к Некроманту.

– Да ну к стволу же. Ты думаешь, что сразу – раз и пришли. Туда ещё тащиться и тащиться.

– А откуда тут знали, что мы придём? Сюда ведь так просто не попадешь, наверное.

– Ацид позвонил и договорился о нашем проходе через территорию. Они же здесь служат. На довольствии, так сказать. И живут здесь практически всегда. Тут вообще не приветствуется выход сотрудников на поверхность.

– Ну это ты загнул. Здесь же с ума сойти можно, если постоянно жить. – я был весьма удивлен.

– И сходят, – спокойно подтвердил Некромант.

– Ты думаешь, наш провожатый нормальный? Как бы не так! – зашептал он. Ты заметил чего он вытворял, пока мы шли. Рожу кому-то набил, кто-то ему. Тот сам такой же спятивший. Так что будь на чеку. Можешь и не такое увидеть.

Лифт остановился, мы вышли. Тут уже не было той красоты, что была наверху.

Никакого кафеля, ни панелей. Настоящий тоннель. Под потолком кабели извиваются удавами, тянутся трубы. Где-то капает вода, пол мокрый. Всё как надо. Мы двинули направо по коридору. Дверей здесь было меньше, но выглядели они внушительнее. Все были металлические, со штурвалами. Некоторые были открыты. Мы подошли к повороту коридора. Прямо на нас из ниши смотрел ствол ничем не прикрытого пулемета КПВТ – серьезного агрегата, способного остановить даже Терминатора.

– Ни фига себе! – вырвалось у Глюка. Военный обернулся.

– А ты чего думал? Здесь вам не там! – он скосил глаза вверх. – Здесь, знаете ли, всё!

– А что всё-то? – спросил Супердрист.

– Что! – передразнил его военный. – Всё, это значит всё! И ничего больше. Понятно?

– Понятно, конечно понятно, – успокоил его Супердрист.

Мы прошли мимо какого-то помещения, откуда доносился сильный гул. Наверное, "вентиляционная", подумал я. Проходя мимо я заглянул в проём двери. Это была не вентиляционная. В помещении стояли насосы. Переплетались различные трубы. Видимо, это было дренажное помещение. Среди труб виднелся стол, застеленный чем-то красным. За ним сидели три солдата без гимнастерок, но в тельняшках. Они что-то пили из грязных стаканов. Перед ними стояли два, по-видимому, молодых воина и пели песню "Дембеля-дембеля" дуэтом.

Вскоре путь нам преградила зеленая шторка, закрывавшая коридор поперек.

– Стой, раз, два! – сказал

Источник: http://analyser.narod.ru/

Категория: Неизведанное, но манящее... | Добавил: Администрация (25.07.2007) | Автор: Леонид Гоников
Просмотров: 1150 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
0
1 добряк   [Материал]
Вот это чушь!!!!!!

Имя *:
Email *:
Код *:
Статистика

Сейчас с нами: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск по сайту
Copyright MyCorp © 2020
Хостинг от uCoz