Воскресенье
20.01.2019
03:02
 
Тайны Самары
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории новостей
Статьи о тайнах Самары [26]
Неизведанное, но манящее... [17]
Главная » Статьи » Статьи о тайнах Самары

Поиск в Жигулях 2

В настоящее время господствует мнение, что о Земле, (планете, где мы живем) известно всё, или почти всё... Мало кто из людей сталкивается с Необычным, а те, кто, порой волей случая, сталкиваются с ним, зачастую уже не могут что-либо рассказать. По статистике, около двух миллионов людей в мире в год исчезает бесследно. Некоторые из этих исчезновений настолько удивительны, что сразу заставляют думать о сверхъестественных мотивах.

В 70-х годах журнал «Техника – Молодежи» в рубрике «Антология таинственных случаев» часто приводил свидетельства трагических столкновений людей с неизвестным. Приведем несколько свидетельств, созвучных с нашим рассказом. Например, случай на озере Большой Колигер (Камчатка) произошел с двумя геологами где-то в конце 30-х годов. Пересекая озеро по мелководью где-то на середине пути, рассказчик увидел отвесную скалу.

"В скале была пещера. Подумав, что в ней можно будет обсушиться и отдохнуть, я направился к ней. Согнувшись, вошёл в пещеру. Но когда поднял голову, то увидел, что вся пещера залита водой. В глубине же её виднелся каменистый черного цвета островок, в середине которого разливалось яркое бело-голубое сияние. Всего около двух минут я смотрел на него, а когда услышал позади шаги Мельникова (напарника) и оглянулся, то погрузился во тьму. Я понял, что ослеп". Его напарник успел среагировать на предупреждающий крик и закрыл глаза.

Это происшествие кончилось хорошо. Потеря зрения носила у пострадавшего временный характер. Благодаря помощи напарника, он остался жив.

Но воспоминания о загадочном сиянии даже долгие годы не давали ему покоя, порождая желание поделиться столь необычной информацией и понять её природу.

Так и попавший к нам рассказ о "Пяти днях среди Рахов", о загадочных ледяных пещерах в Жигулевских горах не давал нам покоя.

Самарским спелеологам хорошо известна система Ширяевских штолен, несколько небольших гротов и пещер в ближайших окрестностях, "ходы" на восточном склоне Белой Горы – напротив Каменного озера. Самый большой "ход" – извилистый коридор, кончающийся куполообразной камерой. Дальше завал из крупных глыб. Стены пещеры покрыты льдом, низкая температура наблюдается здесь круглый год. Спелеологи объясняют это тем, что внутри горы находятся значительные пустоты, порождающие устойчивую тягу воздуха. В ближайших горах известно ещё несколько более мелких пещер, полностью закрытых льдом.)

Но повторить путь нашего информатора через эти пещеры не представлялось возможным. И мы решили попытать счастье на вершине Поповой горы и в ее ближайших окрестностях, исследовали поглотительные воронки (карстовые провалы, чаще всего заполненные землей), куда весной уходила вода, что, на наш взгляд, предполагало их связь с обширными подземными пустотами. Мы пробовали их раскапывать, но результаты были мало обнадеживающими. Несколько раз нам казалось, что повезло. Щели уходили довольно глубоко вниз, но затем смыкались. Потом мы нашли воронку, одним из своих краёв уходящую под большой вертикально стоящий камень-останец. Дно её устилали мелкие камни, прошлогодние листья, ветки, пласты глины. Несколько недель по выходным мы раскапывали эту воронку, пока не достигли её дна. Дальше в глубину склона горы вела довольно широкая трещина, рассекающая известняк. Она также была забита всяческим мусором. К исходу первого сезона мы смогли пробиться вниз примерно на 4-5 метров. От центрального ствола трещины в различные стороны отходило несколько трещин или разломов в коренной породе – меньших размеров, но все они были очень узки и не могли пропустить человека. Тем, кто шел вниз первыми, приходилось особенно тяжело. Со среза воронки то и дело отламывались потревоженные веревками куски породы, обрушивались и разбивались о каски комки глины и земли. Нередко обрушения сыпучей породы поднимало столько пыли, что она полностью забивала глаза и нос. Свет фонарей мерк и приходилось довольно долго ждать пока эта пыль развеется.

Наступившая осень вынудила прекратить работу по очистке провала. Мы сколотили деревянную крышу, плотно закрыли трещину и сверху все присыпали листьями. По периметру воронки возвели бортик, препятствующий стоку воды в яму.

На следующий сезон мы продолжили спуск. На глубине около 6 метров открылась достаточно широкая горизонтальная трещина, из которой ощутимо тянуло прохладным воздухом. Она вела чуть вверх и дальше в глубь горы. Мы попробовали спуститься ещё ниже, но вскоре уперлись в мощную каменную пробку, а стены трещины заметно сблизились. Мы решили исследовать горизонтальную трещину и, с трудом протиснувшись, оказались в широком вертикальном колодце, по стенам которого в глубь горы стекала вода.

Здесь всё висело на волоске и рушилось от легчайшего прикосновения. Несколько походов потребовалось для того, чтобы установить опорную крепь, навесить металлический трос и наладить надёжную страховку. Только в конце сезона нам удалось спуститься на дно колодца, плотно укрытое кальцитовыми отложениями.

Различные обстоятельства несколько сезонов мешали нам продолжить исследования.

А к тому времени, когда мы всё-таки смогли это сделать, состав нашей группы претерпел некоторые изменения, и с грустью приходится признать, что не в лучшую сторону. Но всё же исследования были продолжены.

Чем дольше мы работали в этих местах, тем медленнее продвигались наши изыскания. Кроме чисто физической усталости нам мешали и "странности". Так, например, спускаешься в трещину. Прошел. Пролез. Прополз. И... обнаруживаешь, что сидишь ты на поваленном стволе берёзы в лагере, на самом верху. Солнышко светит. Ветерок тебя обдувает... Пойдешь к роднику за водой. Наполнишь канистры. Тащишь, потеешь. В лагерь придешь, а воды то и нету. Ночью комары да кошмары мучат, спать не дают. Проснешься, а ничего и не помнишь. Весь "разбитый", а ведь лопатой нужно махать, землю и глину оттаскивать...

Объясняли себе это так – мол, от жары, а может в трещине газом каким надышались.

Всё же спустились на дно и установили, что вода, аккумулированная колодцем, стекает через зону кальцитных отложений в большое подземное озеро.

Оно заполняет большую пещеру неправильной конфигурации. Рухнувшая порода привела к образованию нескольких ярусов. Ближний из них характеризовался неровным скальным выступом, нависавшим над дальним краем озера. Потребовались невероятные усилия, чтобы закрепить на этом выступе опорную крепь и обеспечить возможность надежного подъема.

С этого момента наши воспоминания становятся в еще большей степени отрывочны и в значительной степени взаимно не стыкуются, а фотографий практически нет.

Выше находилось ещё несколько скальных выступов, открывавших дорогу в глухие «карманы» пещеры. Некоторые из них были весьма красивы. Подобное ощущение создавали густые заросли сталактитов и сталагмитов, буквально забивающих эти «карманы».

Несколько сезонов ушло на изучение этих подземных пустот. И всё здесь было сопряжено с непрерывным риском. Мы пытались фотографировать пещеру. Крепили осветительные приборы, устанавливали штативы – а потом не находили на проявленных пленках этих кадров.

Ледяной колодец на первом ярусе был обнаружен достаточно быстро, но к исследованию его мы приступили лишь более или менее внимательно ознакомившись со всеми другими крупными пустотами-"карманами".

Этот колодец возник в результате мощного обвала коренной породы. Устойчиво дувший в этом месте ветерок способствовал тому, что на камнях активнейшим образом шел процесс конденсации влаги. Она превращалась в лёд, вызывая вторичные обвалы.

Помнится, что было несколько попыток продолжить спуск. Все неудачные. Заканчивался очередной сезон. На поверхности зарядили дожди. Вода поступала в раскоп. Нужно было либо рискнуть, либо снова отложить работу ещё на год.

Спустились вдвоём. Свет наших фонарей, направленный в этот провал, не достигал дна. Закрепить страховку хоть сколько-нибудь надёжно не представлялось возможным. Все рушилось. Было такое ощущение, что спускаешься внутри гигантского работающего холодильника. Легкое дрожанье скалы, на которой, казалось, прямо на глазах оседала и намерзала конденсирующаяся из воздуха влага.

Мы долго колебались, прежде чем решились двигаться дальше в эту бездну. Трудно описать все мучения, сопровождавшие наш путь в глубь царства вечного холода.

Потом, значительно позже, непосредственные воспоминания об этом спуске стали подменяться и замещаться снами, подробными и яркими. В них мы вновь и вновь лезли в эту воронку и рука бессильно скользила по скале, обламывая намерзшие кристаллы льда. Опять пружинили и жалобно скрипели страховочные верёвки, и мелкая ледяная пыль осыпала каски.

На какой-то глубине мы достигли того, что позже получило название "ледяной реки". Удивительно, но тут был свет. Казалось, что светится сам лёд – слабым голубоватым свечением.

Спуск был крайне тяжел. С краев колодца то и дело отламывались потревоженные верёвкой куски льда. Они обрушивались вниз или разбивались о каски. Только спустя несколько часов после начала спуска мы достигли дна – Ледяного зала.

Нам представлялось, что некогда ужасный бушующий поток воды пронесся по этим подземным пустотам, круша и ломая всё на своем пути. Пронесся и замерз, скованный жутким морозом. Как-то сами собой пришли на память аккадские мифы о тайном Доме Эпсуры – АПСУ, великом замерзшем подземном океане, месте совершенно скрытом даже от глаз богов.

(Сравнительно недавно нам стало известно о существовании Айризенвельта – системы ледяных пещер в австрийских Альпах. Она расположена в 48 км от Зальцбурга. Там в подземной системе, протянувшейся на 42 км в глубину гор, всегда температура 0 градусов. И любая попавшая туда вода быстро замерзает, создавая удивительные фигуры и натеки.)

Мы находились внутри огромного ледяного поля. В голубоватом мерцании можно было различить очертания большого куполообразного зала. В стенах – длинные и узкие, как щели, проёмы, закрытые решётками. Совсем рядом от того места, где мы находились, располагалось несколько скульптур людей. И хотя они были отделены от нас довольно толстым слоем замерзшей воды, видели мы их отлично. На пьедесталах возвышались фигуры, полностью закутанные в длинные балахоны, с лицами, спрятанными под остроконечными капюшонами. Другие фигуры были полностью обнажены, и нашему взору открывались мускулистые торсы молодых людей. Их глаза были закрыты, чуть заметная улыбка, нос резко выдавался вперед. Но самое интересное, что чуть выше того места, где заканчивался нос, у всех у них была некая припухлость, что-то вроде третьего глаза, затянутого тонкой кожей. Чуть дальше, у стены, возвышалась некая куча, состоящая, как нам показалось, из смеси различных предметов: щитов, копий, кольчуг... Но изучить этот зал как следует нам не удалось.

Вероятно, потревоженный нашим теплом, лед пришел в движение. С потолка и со стен колодца срывались всё более и более крупные обломки, сыпались камни. Само Время в его восприятии фиксации событий принялось "скакать", калейдоскопом меняя горизонты глубины восприятия. В этих условиях мы были вынуждены начать подъём. Потом нам крайне сложно было восстановить его подробности. Вероятно, крупным камнем перебило страховочный трос, разбило несколько фонарей. Не успели подняться в Пещеру сталактитов, как огромная глыба надежно запечатала устье колодца. Мы лишь прикоснулись к тайне и остановились у ее порога.

И всё – дальше интерес наш как отрезало.

Согласно исследованиям известного врача хирурга-офтальмолога, существует особое состояние (консервации) тел. На Востоке оно называется Сомати (SOMADHY). В этом состоянии тело теплокровных существ может прибывать без изменений миллионы лет. Организмы в состоянии сомати могут долгое время сохраняться в воде, на ледниках и в пещерах, где стабильная холодная температура.

При сомати тело не излучает, а поглощает тепло. «Сохраняясь тысячи и миллионы лет в пещерах, лучшие индивидуумы древних людей способны снова появиться на поверхности и возродить цивилизацию. Такие пещеры хранилища распределены по всему Земному шару».

Возможно и здесь в Жигулях мы имеем такую специально подготовленную пещеру-хранилище, где укрылись «древние». Пещеры «защищены». Мулдашев указывает: вход в Сомати пещеру разрешён особо подготовленным людям только на три часа в полнолуние, а так же через 11-12 дней после него, лучше всего в апреле или октябре».

Значительно позже мне попалось сообщение о тайне "колодца смерти" древних Мая в Сеноде Цибильчальтун. Используя этот колодец, два опытных водолаза спустились на глубину 25 метров. Преодолели каменный порог и обнаружили в скале огромную полость, "укреплённую" множеством каменных колон, которые густо покрывал ил и подводная растительность. На следующий день водолазы отважились проникнуть еще глубже в жерло колодца. Достигли дна. Продолжением колодца был странный невысокий тоннель, облицованный плитами. Он выводил в большую камеру, где было множество каких-то предметов. При попытке поднять один из них в форме браслета, водолаз вызвал взбаламучивание ила. Пришлось вернуться назад. На другой день водолазы снова отправились в туннель. Но не проплыв и 15 метров им стало плохо. Только благодаря экстренной помощи им удалось спасти жизнь. Сенот не пожелал раскрывать свои тайны, наказав обоих смельчаков. До загадочного тоннеля больше никто не смог добраться. (Подробнее эту историю смотри в книге М.Сигингл "Тайны Индейских Пирамид". М. 1977)

Несмотря на внешние отличая нам кажется, что эта история чем то невероятно схожа с нашей.

Я и вам-то всё это рассказал, потому что понял – есть вещи, покой которых лучше не тревожить.



Источник: http://analyser.narod.ru/
Категория: Статьи о тайнах Самары | Добавил: Администрация (24.07.2007)
Просмотров: 1030 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Статистика

Сейчас с нами: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск по сайту
Copyright MyCorp © 2019
Хостинг от uCoz