Среда
19.12.2018
07:19
 
Тайны Самары
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории новостей
Статьи о тайнах Самары [26]
Неизведанное, но манящее... [17]
Главная » Статьи » Неизведанное, но манящее...

Легенды подземелий


         Мы идем по земле, покрытой цветами и травами, реками, озерами, городами. Здесь - наш дом. Но есть люди, которые всегда рвутся за пределы своего дома. И не только ввысь, в заоблачные дали... Знаете ли вы, что под поверхностью нашей планеты существует целый мир, сплетенный из подземелий, пещер, подземных ходов. Мир, в котором есть свои реки, свои города. Мир, который живет по совершенно иным, отличным от наших, законам. Когда спелеологи собираются у костра в какой-нибудь пещере, то рассказывают друг другу истории, в которых наверняка есть правда и есть вымысел, но так трудно отличить одно от другого...

 

Легенда о тьме

         Это только нам кажется, что темнота - это просто ночь, просто отсутствие света, просто время, когда ничего нельзя разглядеть на расстоянии вытянутой руки. Спелеологи, которые проводят в вечной ночи пещер, заброшенных каменоломен и подземных ходов большую часть своей жизни, умеют различать оттенки кромешной тьмы. Они говорят, что когда ты входишь в бездонное жерло пещеры, то словно попадаешь в параллельный мир и тебя охватывает густая, всепоглощающая темнота. Как рассказывал один из спелеологов-старожилов, кажется, "что ночь снимает крышку с твоего черепа и заполняет пространство внутри давящей, звенящей пустотой. Но через некоторое время ты уже начинаешь различать оттенки - например, видишь черный силуэт человека на фоне еще более черной стены..." Существует такая тренировка для новичков - человека заводят в глубь пещеры и оставляют ему 2-3 спички, он должен, практически не ориентируясь на свет, найти выход из подземелья.
         В пещере или подземном ходе песок или вековая пыль под ногами заглушает звук шагов, и вы оказываетесь в абсолютной, оглушающей тишине, которой никогда не бывает наверху, где всегда слышится то шорох травы, то звуки дождя или ветра. И если пробыть в этом абсолютном беззвучии несколько часов, то вам начнет казаться, что вы слышите отдаленные женские голоса...
         В этой совершенно особой тьме, так непохожей на простую земную ночь, есть что-то страшное и прекрасное, так до конца никем и не познанное и манящее, как всякая нераскрытая тайна.


Легенды о неведомых цветах и зверях

         В горах живут те, кто никогда не спустится в воду. Обитатели полей и лесов вряд ли поднимутся в небо. Так и жители подземной тьмы не выходят на свет. Поэтому все, что мы знаем о них, - это туманные обрывки легенд. Домыслов. Фантазий.
         ...Говорят, что в глубине подземных пещер и старых заброшенных туннелей существуют удивительные растения, которых никогда не касался луч света. Да это им и ни к чему. Они испускают свет сами - голубоватый колышущийся, как морские волны. Старожилы рассказывают, что подземные растения отличают две основные особенности - огромный размер (порой до 5-6 метров в диаметре) и полупрозрачность - через громадный цветок или дерево видны освещенные стены пещеры, идущие люди... Необыкновенно красивые, как будто сотканные из голубого льда и морозного инея, цветы небезопасны - спелеологи утверждают, что они притягивают к себе путников. У человека начинают неметь руки, ноги, и вскоре он уже не в состоянии шевельнуться. Выбравшиеся из этого плена говорят, что их спасли мысли о близких и любимых людях, к которым они безумно хотели вернуться...
         Представители подземной фауны также впечатляют своими размерами. Это огромные крысы размером с хорошо откормленного кота и неслышной поступью - об их присутствии часто догадываешься только тогда, когда острые зубы впиваются тебе в ногу. Это десятисантиметровые прозрачные тараканы, которые вдруг заполняют собой всю пещеру - от пола до потолка. Это змеи длиной более двух десятков метров. Это странные темные фигуры, которые неожиданно вырастают перед искателями подземных приключений и так же неожиданно исчезают...


Легенда о призраках

         После миллионов приключенческих книг и фильмов первое, что мы ждем от пещеры, подземелья или подземного хода, – это появления белого призрака. Однако на самом деле это довольно редкое явление - из спелеологов привидения мало кто встречал. Только в подземельях Павловского дворца, как говорят, иногда встречается призрак убиенного императора да по Гатчинскому парку порой бродит тень какой-то забытой фрейлины. Да, призраков спелеологи видят редко, но зато они встречают нечто гораздо более страшное - тени людей, которые еще живут на земле. Спелеологи знают: если тебе показалось, что ты видел в пещере своего знакомого или близкого человека, - значит, вскоре его не станет.


Белый Спелеолог

         В пещерах, обычно довольно далеко от входа, чтобы на нее не наткнулись случайно заглянувшие туристы или зашедшие разжечь костерок холодной осенней ночью бомжи, находится Могила Белого Спелеолога. Именно так, совсем особенным голосом, словно с прописной буквы произнося каждое слово, уважительно называют это место старые пещерники. Белый Спелеолог - это общий дух всех когда-либо погибших в этой пещере людей, это общая память о них. На могильном холмике обычно лежат всякие вещи - спички, сигареты, наполовину сгоревшие свечи. Их ни в коем случае нельзя трогать - они принадлежат Белому. Бывалые спелеологи всегда зажигают у могилы свечу и делятся с Белым спичками, если пьют вино - не забывают налить и Белому. А еще сюда приносят вещи погибших пещерников - фонарик, каску, записную книжку... Разрушение могилы Белого жестоко карается по пещерным законам и людьми, и самим Белым. Так что если придете в пещеру и наткнетесь на такое место - помяните Белого, а вместе с ним и всех погибших пещерников и идите бродить по удивительному пещерному миру. А свечу оставьте. Пусть она горит.

        Легенда о Белом Спелеологе. Вариант 1

         Белого Спелеолога звали Альбест. Француз. Его мать звали Эвой. Пещера в Альпах, одна из мощнейших, довольно длинная. И вот четыре спелеолога пошли в эту пещеру. Дошли до сифона. Первый сифон был неглубоким, они прошли первый, потом второй. И был третий сифон. И вот Альбест нырнул в третий сифон, страшный, очень глубокий. А нырять в пещере – это поднимаешь муть со дна, ничего не видно и неизвестно, когда вынырнешь. И вот его коллега вытащил обрезанную верёвку. Народ перепуган. И они слиняли оттуда. Выхода они найти не могли. Мать Альбеста, Эва (нестарая ещё женщина лет сорока), зашла в эту пещеру и говорит: "Вы его бросили. Вы его должны найти." И вот она дошла до этого сифона, обернулась – и они увидели, что это не та красивая женщина, а страшная седая старуха, жуткая совершенно..
         Один не выбрался из этой пещеры. Другой погиб в том же году там же, в Альпах. Третий был швед, его звали Людвиг. В СССР был человек, который его видел. Это было году в 64-65-м. Людвиг погиб на Кавказе, на Шхельде – не в пещере, в горах.
         С тех пор появляется в пещерах Спелеолог в белоснежном комбинезоне. Кого-то выводит, кого-то нет, исключительно по моральным соображениям. Тех, кто потенциально может бросить, как бросили его, он их заводит.

        Легенда о Белом Спелеологе. Вариант 2

         Было это в кавказских горах. В одном из селений жил паренёк. Пас скот. И вот однажды ночью набрёл он в горах на пещеру. Никто в этих местах не слышал о её существовании. И решил он её исследовать. Взял фонарик, бечёвку, мел, еды, питья и отправился туда. Он стал наведываться в пещеры каждый день и вскоре изучил их основательно. Так прошло несколько лет. Как-то раз в их селение приехали столичные и спросили у селян, не мог бы кто стать их проводником в горах. Старейшины посовещались и попросили этого паренька, мол поводи их по горам. Несколько дней они лазали в окрестностях. Тут столичные и спрашивают:
        - А нет ли в этих горах какой-нибудь пещеры?
        Паренёк подумал и сказал:
        - Да, есть здесь, действительно, одна пещера, и завтра я могу вас туда сводить.
        Так и сделали.
        Они долго уже ходили под землёй: судя по часам, день клонился к вечеру. Пора было на выход. Но тут одному из столичных захотелось осмотреть колодец. Они закрепили верёвку, и паренёк первым начал спускаться. И то ли выступ в стене обвалился, то ли сам он уже устал, но он как-то неудачно опустился на дно колодца и сильно ушиб ногу.
        - Что случилось? - закричали столичные сверху.
        - Да что-то с ногой, встать не могу.
        Столичные посовещались, скинули ему вниз рюкзак с запасом еды, питья и свечек на несколько дней, а сами отправились к выходу. То ли они хотели вызвать помощь, а потом почему-то испугались, то ли ещё что, но только следующим утром след их в селении простыл. Первой забила тревогу мать паренька. Селяне побросали работу и отправились на поиски. Прошло несколько дней. Всё было тщетно.
        Тут один паренёк, друг нашего героя, и говорит:
        - Послушайте, а ведь здесь недалеко есть пещера, может там они?
        - Сколько лет живём здесь, не слыхивали ни о какой пещере.
        - Да нет же, есть - и он повёл их туда.
        Люди запаслись всем необходимым, и начались поиски. Спустя некоторое время обнаружили они в одном из колодцев моток верёвки да нетронутый рюкзак. Больше там никого не было.
        С тех пор появился в пещерах Белый спелеолог. Он помогал заблудившимся и отчаявшимся, он возрождал в них жизнь, когда, казалось бы, всё кончено, был путеводным огоньком спасения. Но если ты падла и гад, то никто не поможет тебе. И ждать тебя будет лютая смерть от голода и мрака, от страха и одиночества, от карающей руки Белого спелеолога.

        А вот как выглядит эта легенда в трактовке Comandor’а (С.Гусаков):

        Легенда о Белом Спелеологе. Вариант 3

        Залезли как-то раз три приятеля-спелеолога в одну пещеру в Горном Крыму, и нашли там клад. Может — золото, может — монеты, может — рукописи старинные; а может, оружие — кто знает?.. Вылезли двое наверх, верёвку за собой с кладом подняли — а третий пока внизу оставался: он им мешки с кладом к верёвке привязывал.
        Двое же вылезли, чтоб легче вдвоём мешки поднимать было.
        И вот отвязали два эти приятеля мешки от верёвки, начали её вниз спускать — да уронили. То-ли конец её к дереву или камню привязан плохо был, то-ли дерево это гнилое попалось... А страховки никакой у них, конечно, не было: одно слово — чайники.
        …Посидели они над входом в дыру немного, подумали — ну и надумали, что без посторонней помощи им своего друга из пещеры не вызволить; а как на помощь звать, когда такое богатство руки жжёт? Да и на двоих делить — это не на троих соображать...
        Не сразу они, конечно, до такого додумались; кто-то первый должен был это сказать, а первому ох как нелегко говорить такие вещи! Но сказано — сделано. И отправились они домой.
        Да только до дома добрались, развязывают мешки — а там не клад, а дерьмо. То ли товарищ их так специально сделал, то ли ещё что... Кто знает? Но сам он в этой пещере так и остался: как остаётся информационная матрица – душа – умершего насильственной смертью, но не похороненного человека на месте его гибели. И образуется энергетический фантом, призрак, навечно с этим местом связанный. Или с ситуацией, месту такому же отвечающей — в конце концов, что есть “место”? Пятачок земли — или площадка?.. Грот в пещере — как комната в замке — или вся пещера, или же весь замок?? Ситуация, информационно схожая, то есть такая же — что возникнет в любом месте этой пещеры, или в любом похожем месте пещеры иной, — или пусть не в пещере, но просто под землёй — в чем-то сходных обстоятельствах, — сходных пусть неуловимым кодовым штрихом, замком, ключиком...
        Сам по себе он не существует — как не существуют сами по себе персонажи книг, магнитных записей и кинофильмов. Но когда мы раскрываем книгу или смотрим фильм, слышим чей-то рассказ — в нашем сознании возникают образы лиц, описанные хранящейся в книге или на ленте информацией.
        Точно так оживает дух этого человека, когда мы приходим в пещеру: в место, с которым он связан, как герои книг — со страницами книги, сколько её ни тиражируй. И потому его можно встретить в любой пещере: ибо отличия их друг от друга для сущности его не более, чем бумага книжных страниц для описанных в них героев. Только Дух человека — информация о нём, запечатлённая в камне — энергетически отличается от вымышленных персонажей. И степеней свободы у него много больше.
        …Говорят, зовут его Белым Спелеологом, и ходит он вслед за группами туристов под землёй — специально разгильдяев и разных вредных типов высматривает. Не дай Бог, попадутся ему какие-нибудь чайники бойкие. Он тогда и пикеты ориентировочные перепутает — или так спрячет, что вовек не найти — и узлы на верёвках, слабо затянутые, распустит, — а то и вообще все верёвки вниз сбросит, как и ему когда-то.
        Так или нет — да только действительно под землёй всякие странные, а то и страшные истории происходят. А особенно он не любит, говорят, плановых туристов, официальных спелеологов и “спасателей”. Этим ему вообще лучше не попадаться. По крайней мере — живым. Правда, если ему хороший человек встретится — который сам по себе ходит или с группой настоящей — маленькой, без шума и гама; такой, где все друг другу — действительно друзья и вниз за красотой подземной спускаются или чтоб постичь Мир Подземли – а не на время, рекорды ставить, по верёвкам лазая — как нормы ГТО сдавать,— так он им такие пещерные красоты и тайны открывает-показывает, что никому из смертных себе даже не вообразить...
        Что ж: может, и правда. Ведь два его бывших приятеля — что погубили его когда-то — так и погибли под землёй. Не судьба им была больше под землю спускаться. У одного верёвка лопнула — когда он как-то без страховки на даче полез известное место чистить, — а на другого плита упала: в подземном переходе.
        И сверху гружённый щебёнкой “КамАЗ” для надёжности. С прицепом.


Двуликая

         Если остался один под землёй — без света; заблудился или бросили тебя, и ты не знаешь дороги до выхода – когда сил у тебя уже не останется и шансов отыскать выход иных не будет, надо остановиться, сосредоточиться и три раза позвать: «Эва!» Только надо быть очень уверенным, что ты хочешь Её увидеть. Иначе...
        И ты увидишь Её. Если ты молод, если тебе 20 — это будет прекрасная девушка. Если тебе 30 лет — пред тобой предстанет Женщина Твоей Мечты. А если тебе 40 лет — узришь Божество, с которым ничто не может сравниться.
        Вначале увидишь слабое зелёное сияние: свет в конце прохода. И в контурах этого сияния ты разглядишь Её, вышедшую из камня. И пойдёшь к Ней…
        Ты пойдёшь за Ней, на этот слабый свет — и он будет вести тебя к выходу. Но когда до него останется совсем немного, когда ты начнёшь узнавать камни, гроты, проходы — Она обернётся назад, и ты увидишь, что это страшная злая старуха, что ей и есть все эти 300, 1000 или 500 лет, которые Она живёт в камне.
        Тут Она засмеётся — и страшнее этого смеха ничего не будет.
        И ты окажешься в том самом месте, из которого вышел. Или в самом дальнем, нехоженом углу пещеры, — где никто уже не сможет найти тебя – живого

        «…Двуликая, она же Эва, Ева. Под землёй в основном занята поиском пропавших сыновей, отправившихся в некую пещеру за старинным кладом. А потому, если её позвать трижды – как позвали бы её три пропавших сына – приходит на помощь и ведёт в сторону выхода. Однако перед собственно выходом из пещеры она оборачивается (очевидно, с целью убедиться: все ли на месте, кто должен следовать за ней) и обнаруживает, что выводит не совсем тех, кого хотелось бы. И соответственно, мгновенно возвращается обратно в самый дальний конец пещеры – начинать поиски с начала, уволакивая за собой «почти спасённого». А потому, если (оказавшись без света, заблудившись и т.д.) трижды позвали её и увидели сияние или просто отсвет, силуэт женщины – смело, конечно, идите за ним в сторону выхода. Но как почувствуете, что выход близко (или находитесь на торной, ведущей к нему дороге) – вцепляйтесь в эти камни и крепи не дожидаясь, пока она обернётся и обнаружит подмену…»

        Вот так звучит легенда о Двуликой в изложении Comandor’а:

        Давно было; раньше всего, что было после, и дальше — много дальше — того, что звалось тогда здесь. Может, в Альпах — но быть может, и в Пиренеях, — кто знает; мало ли горных пещер на свете, — недалеко от одной деревушки была пещера. Заколдованной называли её — а почему, никто не помнил. Может, гномы или тролли сокровища в старину в ней прятали; а может, ещё почему.
        И жили в этой деревушке три брата; жили они со старушкой-мамой своей, и жили очень бедно. Такая уж жизнь была: в горах в то время — какое богатство? И до того невмоготу стало им бедно жить, что решили братья как-то отправиться в эту пещеру и клад старинный достать. Не стала мать отговаривать сыновей — дала только младшему клубочек ниток с собой и сказала: ступай, сынок, по этой нитке — может, приведёт она тебя к кладу подземному, а может, нет,— да только по ней обратно всё ж легче возвращаться будет.
        Взяли братья с собой верёвку покрепче — в пещеру спуститься; факелов нарубили смолистых — для свету — и пошли. Первым решили младшего брата спускать — он полегче других был; значит в случае опасности какой, рассудили браться, поднимать его наверх легче будет.
        Опустили младшего брата вниз и сидят наверху у входа — сигнала ждут, чтоб среднему спускаться. Да только сигнала всё нет и нет. Подняли верёвку наверх — а край её точно ножом срезан. Испугались братья: что делать, как домой без младшего возвращаться? Полез средний брат младшего из беды выручать. Остался один старший брат наверху.
        Сидел-сидел — уж поздно стало, темнеть начало. Видит: нет братьев. Да только как одному в деревню назад идти, что сказать?.. И полез он вниз: один. Братьев искать, — а может, повезёт, и сокровище подвернётся. Всё равно одному назад возвращаться — что с пустыми руками.
        Долго ждали их в деревне. Да так и не дождались вовсе. Уже собрались идти искать — горы окрестные прочёсывать — как тут мать сказала, куда они пошли. Не сразу, конечно, решили люди пойти к той пещере. Утра дождались — ночное-то время, понятно, время нежити, — за священником послали...
        Приехал священник. Поднялись к пещере, смотрят: верёвка, привязанная к дереву, висит — и край будто ножом срезан. Испугались люди. Никто не хочет вниз лезть. Тогда священник начал молиться, осенил вход в пещеру крестом, — а оттуда в ответ словно вздох человеческий, да стук каменный с плачем.
        Тут все и вовсе перепугались, бросились врассыпную — кто куда; священник, конечно, тоже – и больше к этому месту уже никто никогда не подходил.
        Остались у пещеры только мать сыновей пропавших, да мальчишка соседский, — известно, мальчишки ничего не боятся, всё им любопытно и интересно, — он и рассказал потом всем, что дальше было.
        Как упала мать на колени и взмолилась — отдай, гора, мне моих сыновей, зачем ты отняла их у меня! А обращаться к духам языческим старинным в те времена большим грехом считалось... Тут из-под земли голос неживой ей будто отвечает: не звала я их, сами они пришли ко мне за сокровищем, — а что клубочек твой путеводный не взяли, забыли – так и забыли дорогу домой.
        Пещера-то заколдованная была — правду старики говорили! Не иначе, как гномов это заговор был иль троллей каменных... А снять такой заговор никто из людей, конечно, не может: не по силам волшебство простому смертному одолеть.
        И взмолилась тогда мать — если не можешь отдать мне сыновей дорогих моих, пусти меня к ним! Схватила клубочек свой — а он всё время у входа в пещеру лежал, младшим братом забытый — кинула его прямо в камень. И раздалось вдруг зелёное сияние, и раскрылась гора, и покатился клубочек сам вперёд — в гору, и пошла она за ним следом.
        И закрылась за ней гора – только нитка и осталась, уходящая в камень. Да и та потом пропала: вечная ли вещь — нитка?..

        А вот что про Двуликую рассказывает Аспирин. Он приводит три «современных» варианта легенды о ней.

        1. Дезертир.

         Дело было давненько, еще до революции. Один мужик из местной околопещерной деревни (может, и из самого Сьяново), будучи забритым в армию, чего-то от нее (армии) сильно подустал и сбежал. Проще говоря, дезертировал…
        Вернулся мужик в свою деревню и стал прятаться от тогдашних военкоматов в Сьянах. А желающих туда соваться было мало уже в те времена – фиг вернешься. Больше они тогда были, страшнее. Мать ему из деревни поесть носила, одежду и все прочее. Так он там, бедный, и жил…
        Время шло. Грянула революция. А одичавший мужик все скрывается под землей. Пронюхала про это дело новая, понимаешь, советская власть. И решила выкурить его оттуда. «А хрен ли он, говорит, там сидит? Не строит советскую власть?» Долго уговаривали его – через мать, но мужик ни в какую, уперся. Привык, видать... Да и чего он снаружи не видал?..
        Тогда устроила ему власть засаду. Окружили Сьяны со всех сторон, подкараулили. И когда мужик возвращался от матери из деревни, схватить его не смогли, но однако подстрелили, ранили смертельно. Но уполз-таки мужик, истекая кровью, вглубь...
        Облажались красные бойцы, да и в пещеру лезть за ним не захотели. И уверены были, что мужику конец придет. А для полной уверенности обложили все входы-выходы на пару недель...
        ...Прошло эти две недели, мужик не выполз. Дело ясное, что умер. Приходит бедная мать и просит пустить ее в пещеру – найти сына и похоронить хоть как-нибудь. Смилостивилась власть, пустили мать под землю. Сходила женщина, вернулась. Сказала, что нашла тело сына и похоронила там же – внутри. Объяснила подробно, где, как выглядит и как туда дойти.
        Пошла комиссия из представителей местного совдепа в количестве трех человек проверить это дело – для отчета. Пошли, хорошо так причем пошли – все по описанию, которое мать дала... Дошли до места – видят, плита лежит та самая, все, как говорили. Хорошо, говорят, но надо тело проверить. Стали они эту плиту приподнимать... А сверху такая же, или чуть побольше - на них. И всех их и накрыло дружно. Даже ноги из-под нее не торчали...

        2. Студент.

         Дело было ближе к нашему времени – годах в 50-х. Один московский студент – большой любитель по пещерам побродить, залез в Сьяны и бродил там. Шастал везде, смотрел, изучал... И что-то так заходился, что кончились у него спички, свечки, вообще свет весь вышел. Вместе с едой, сигаретами и др. Причем далече от входа. А в темноте оттуда не выбраться...
        И вот бродит этот студент в кромешной тьме, на ощупь, не знает, что делать. Готовится к смерти, или к отъезду крыши... И вдруг видит – свет. Слабенький, но какой-то свет. Дошел, подумал студент, с ума схожу, и пошел к свету. А свет – от него. Студент быстрее пошел – а свет опять от него удаляется! Студент торопится – свет от него по проходу все дальше и дальше. Студент уже бежит, свет – от него, он его почти догоняет, ближе, ближе – и видит: в каком-то призрачном сиянии женская фигура в белом платье. Вот он ее почти настигает, протягивает руку – женщина поворачивается... И видит студент отвратительную, заросшую, всю в шрамах мужскую рожу с отвратительной гримасой. Рухнул юноша, потерял сознание...
        Очнулся он около входа... Как дошел до него и как вылез – не помнит. Но с тех пор студент в пещеры больше не ходил.

        3. Девочка.

         Жила-была девочка... И пошла она в Сьяны. С двумя мальчиками... Залезли они туда, пошли гулять. Ходили, ходили... Устала чего-то девочка. «Давайте, говорит, вы дальше пойдете посмотреть, а я здесь в проходе посижу, покурю…» Села (курить), а мальчики дальше пошли...
        Сидела девочка, вдруг смотрит – а мимо мужик идет. Проходит мимо так... И ушел мимо нее прямо в стенку. Мальчики услышали дикий крик, прибежали обратно – девочка сидит, трясется и на стенку показывает...
        Потом смогла рассказать, что увидела...
        С тех пор не ходила девочка в пещеры. И крыша ее уехала тихонько далеко и надолго. И даже не попрощалась...
        А место это на карте с тех пор так и обозначено – «Двуликая»...


Шубин

         Шубин – это маленькое мохнатое существо. Это он устраивает обвалы в шахтах и каменоломнях, и, перед тем как рухнет водопад смертоносных камней, многие горняки видели кого-то, похожего на маленького старика в шубе. Так как подобное может произойти всегда и везде, имя Шубина стало нарицательным, например, когда кто-то не вернулся назад из пещеры, говорят: "им пришел шубин" или "им настал Шубин". Но иногда Шубин может и помочь.
        «…Однажды молодой и неопытный скалолаз Андрей заплутал в пещере. Когда он пробродил в темных подземных лабиринтах три дня и три ночи, когда ветер задул последнюю спичку и кончилась последняя взятая с собой шоколадка, Андрей совсем потерял надежду. К тому же его стали посещать видения - он услышал, что его зовет голос любимой девушки. "Я сойду с ума", - решил он. "Не сойдешь!" - вдруг услышал он рядом с собой голос. Оглянулся и увидел рядом с собой старика в длинной шубе. Старик повернулся и уверенно зашагал куда-то в темную глубину. И Андрей, будто бы против своей воли, поплелся за ним. Они продирались сквозь узкие ходы, взбирались по отвесным стенам, и каждый раз, когда Андрей думал: "Все! Больше не могу!" - он слышал голос: "Врешь! Можешь!" Наконец впереди забрезжило пятно света и потянуло чем-то таким родным и знакомым - землей, домом... Андрей оглянулся, но рядом уже никого не было…»

        Кто же такой Шубин?

         Среди мифологических существ низшего уровня, имеющихся в верованиях восточных славян, особняком стоит образ горного духа по имени Шубин. Сведений о нем нет ни в дореволюционной, ни в советской этнографической литературе. Не упоминают о нем и новейшие фундаментальные издания, такие как двухтомник «Мифы народов мира. Энциклопедия» и «Мифологический словарь».
        Горнорабочим старых промышленных районов Урала и Алтая этот фантастический персонаж тоже был неизвестен. Поверья о Шубине издавна бытуют только в шахтерском Донбассе, где добыча угля началась в первой половине XVIII века. Там и записали их собиратели фольклора Борис Горбатов и Леонид Жариков. Поскольку они хорошие знатоки истории Донбасса, быта шахтеров, этим записям можно, на наш взгляд, вполне доверять.
        Писатель Б. Горбатов отметил, что поверья о Шубине известны на шахтах Макеевки, Горловки, Кадиевки, Краснодона, то есть практически на всей территории Донбасса. Из народных рассказов вырисовывается достаточно ясный образ горного духа. Видели его будто бы седым старым шахтером «с крючком в руках, каким таскают вагонетки». Обходя штольни, он по-стариковски кашляет. Характерная примета Шубина, по мнению шахтеров, – ярко горящие глаза. Ноги у него «с волосатыми копытами». Волосы, как известно, на копытах не растут, так что это выражение нужно, очевидно, понимать в том смысле, что тело горного духа покрыто длинными волосами, которые спускаются даже на его копыта. Шубин любит шутить: пугает шахтеров, внезапно разразившись во тьме смехом, или хватает за ногу. Обитает этот дух якобы в дальних или в давно заброшенных выработках. Часто бродит он невидимкой по бесконечным подземным лабиринтам. Как и все духи, олицетворяющие стихию, он обладает неимоверной, сверхчеловеческой силой. Среди шахтеров о Шубине сложилось однозначное мнение: он – хозяин шахты, владыка здешних подземных богатств.
        Как и другие духи, «хозяева земли» вроде водяного, лешего, полевика, русалки, домового и других, Шубин отличается одновременно необыкновенной добротой, щедростью к людям и чрезвычайной раздражительностью, злобностью. Доброжелателен он к честным труженикам, беднякам, а жесток и мстителен по отношению к людям алчным, наглым и особенно к угнетателям шахтеров. Записаны рассказы о том, как Шубин обрушил к ногам трудолюбивого шахтера гору угля, так что счастливец разбогател за одну ночь; как Шубин помогал шахтерам в их тяжелом труде, например сам гонял вагонетки с углем. А самодуру хозяину шахты, закричавшему: «Я хозяин! Я что хочу, то и делаю!», Шубин доказал, «кто тут на самом-то деле хозяин», совершенно разорив шахту взрывами рудничного газа, обвалами и наводнениями. Злую шутку сыграл горный дух со стариком-стволовым, защекотав его до полусмерти. В общем, Шубин – злой и опасный дух, встреча с ним, по мнению шахтеров, не к добру.
        Сквозь эти легенды, разумеется, ясно проступает их первооснова, причины, породившие их, – суровая действительность горняцкой жизни на шахтах стародавнего времени.
        Поверья о донецком Шубине сближают его со многими другими горными духами, имеющимися, например, в мифологии западных славян, — польским Скарбником, чешским Перкманом, а также с персонажами германской мифологии вроде троллей.
        Несмотря на то, что прозвище этого духа явно происходит от слова «шуба», упоминания о ней в этом цикле поверий нет. Логичнее всего, на наш взгляд, объяснить имя духа как иносказание, намекающее на густую шерсть, которой он якобы покрыт, словно шубой. Обилие волос на теле – характерная черта восточнославянских духов природы: водяного, лешего, полевика, русалок (заметим кстати, что Шубин, как и русалки, щекочет людей).
        Волосат и такой популярный персонаж русской демонологии, как домовой. И эта примета очень устойчива в поверьях о нем от Центральной России до Забайкалья. Интересен, в частности, образ домового в поверьях недалекого от Донбасса Острогожского уезда Воронежской губернии, где издавна живут рядом русские и украинцы: «Подобен виду человека самых преклонных лет, с длинной, седою, всклокоченной бородою… Все тело покрыто жесткими волосами… Ноги лошадьи, с копытами…» Как видим, сходство острогожского домового с Шубиным большое.
        Все упомянутые духи так или иначе связаны с земными недрами. Волосатость – отражение их связи с могучими производящими силами земли, ее богатствами. И образ Шубина, на наш взгляд, является порождением и развитием этих древних и чрезвычайно живучих взглядов на природу и ее мифических владык.


Легенда о четырёх крестах

         Старики в маленьких, затерянных среди лесов и полей деревеньках любят рассказывать легенду детишкам, иногда заглядывающим знакомым и родственникам, да еще, увы, редким в наше время гостям - научным и фольклорным экспедициям...
        Давным-давно, когда Киев еще был стольным градом, трава в полях была по пояс, а прямо за порогом деревянных, украшенных резными наличниками домов начинался дремучий лес, Русь была опечатана "четырьмя крестами".
        Сотни лет назад на Севере, Юге, Западе и Востоке Руси были созданы огромные системы подземных ходов, с городами, церквями, колодцами. Протяженность проложенных в глубине земли коридоров составляет сотни, а быть может, и тысячи километров. Входов в системы было не много, каждый из них был опечатан крестом - магическим символом, который издавна означал тайну, спрятанное сокровище, то, что необходимо сохранить и защитить от посторонних. Четыре креста рисовали лопатой по углам свежевырытой могилы и над местом, где сокрыт клад... Над пересечениями ходов, на поверхности, ставились храмы.
        Кто знает, может, подземный мир был создан для того, чтобы в случае напасти укрыться от неприятеля, а может, дабы сохранить доступные только посвященным знания. Сейчас этого уже никто не знает. Говорят только, что в глубине подземных ходов спрятаны неведомые богатства и тайны, на площадях и улицах подземных городов можно увидеть неведомые чудеса...
        Каждый спелеолог в глубине души мечтает найти один из четырех заветных входов, так же как каждый историк мечтает найти сгинувшую много веков назад Атлантиду... И действительно, говорят, иногда вдруг в стене обычной пещеры открывается рукотворный ход с идеально ровными стенами и ведущими вниз гладкими ступенями из белого известняка. Но стоит людям начать спускаться, как шумный обвал напрочь закрывает вход или все вдруг затапливает неизвестно откуда взявшейся водой. И тайна по-прежнему остается тайной... А может быть, это с какой-то стороны хорошо. Ведь когда не будет тайн - не о чем будет рассказывать друг другу истории, собравшись у костра.


Источник: http://www.horisonts.narod.ru/
Категория: Неизведанное, но манящее... | Добавил: Администрация (24.08.2007)
Просмотров: 1881 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Статистика

Сейчас с нами: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск по сайту
Copyright MyCorp © 2018
Хостинг от uCoz